Олег Вайнберг: "Персональное мироустройство" 

У каждого человека есть собственный набор убеждений о том, как устроен мир. Это не только убеждения о том, что в этом мире важно, а что не важно, но даже убеждения о том, что в нем есть и чего нет. Когда мужчина растерянно топчется у шкафа и кричит жене «где все мои носки» - он не издевается. Реплика «разуй глаза, они перед тобой, я их сложила на вторую полку, чтобы они везде не валялись», может и хорошо объяснима, но не слишком уместна. Если в представление данного мужчины носки – это такие черные комочки, которые лежат вперемешку с трусами на третьей полке, на второй он их не увидит.

В его личной картине мира, если носков нет на третьей полке – их нет вовсе. Если ему показать носки на второй полке, он их увидит, хотя некоторым надо будет показать их не один раз. Разным людям нужно разное количество так называемых «событий-убедителей», чтобы изменить картину миру. Что интересно, как правило, мужчина не теряет прежнюю  способность видеть носки, которые тщательно перемешаны с трусами. Старые убеждения, если это действительно наши убеждения, которые подкреплены личным опытом, никуда не деваются, их нельзя уничтожить. У ним добавляются новые вариации. Например, убеждение о том, что если уронить на ногу красный или белый тетраэдр, широко применяемый в строительстве и называемый в народе кирпичом, то будет больно. Если человек пару раз уронит себе на ногу пластмассовый, поролоновый или пенопластовый тетраэдр, его убеждения расширятся, в них появится дополнение, что есть тетраэдры, которые ронять безопасно. Но старое убеждение никуда не денется и он, попрежнему, будет вздрагивать и рефлекторно отдергивать ногу. Действует это и наоборот, что породило бесчисленные вариации жестокой детской шутки, когда предлагают пнуть валяющуюся консервную банку, которая вовсе не валяется, а насажена на кол или что-то типа того. У убеждения в безопасности «пинания банки» на счету не мало сломаных пальцев.  
 
Есть два типа убеждений. Собственные и встроенные. Собственные убеждения всегда подкреплены личным опытом. Они и образуются путем закрепления личного опыта. У только что родившегося ребенка еще нет убеждений и он видит мир таким, какой он есть. Появляется личный опыт – появляются убеждения. Что если похныкать – сменят пеленки или возьмут на руки. Потом, что если удариться – будет больно. Что утюг – горячий. И многое-многое другое. Что очень важно – для таких убеждений всегда можно вспомнить первый или хотя бы какой-нибудь подтверждающий опыт. Тот самый «убедитель» . Чем больше «убедителей» и чем чаще они происходят, тем крепче убеждения.  
 
Есть и другие убеждения.
Убеждения, для которых мы не можем вспомнить личных опытов-убедителей. Туда относится большая часть общих убеждений, в которые, явно или неявно, входят такие слова как «все», «всегда», «никто», «никогда», «ни один», «все как один». Обычно это высокоморальные убеждения, типа «должен же кто-то…», которые приводят к тому, что человек годами выполняет очень полезную для общества работу за копеечную зарплату. В этом же ряду и убеждения типа «не убий» и «не укради». И вроде новости по телевизору, которые показывают дома государственных мужей, стоимостью в десятки миллионов долларов, которые ну ни как не получится купить на зарплату. Или условные или символические наказания чиновников из разных министерств. Но наш мир остается непоколебим, так же как и убеждение, что «плетью обуха не перешибешь», хотя девяносто девять человек из ста ни разу и не пытались этого сделать. Мы твердо убеждены, что мир устроен именно так, хотя и не имеем личных чувственных опытов, которые это подтверждают. Кстати, такие убеждения особенно непоколебимы и отстаиваются с особым ожесточением. Это, так называемые, встроенные убеждения. Встретившись с таким убеждением, особенно, в своей собственной голове, очень полезно задать себе вопрос, кто, когда и, главное, с какой целью заложил в вашу голову это убеждение. Родители? Социум? Соседи? Школьный учитель? Церковь? … Какие свои цели преследовал тот, кто это сделал. Какие собственные цели преследовали родители, заложившие в голову мальчика-отличника убеждение, что для того, чтобы преуспеть в жизни, надо хорошо учиться? Их собственные ментальные фильтры-убеждения не позволяли им вспомнить своих одноклассников и осознать, что преуспели вовсе не отличники? Возможно. Встроенные убеждения, как вирусы и генетические болезни, могут передаваться многие поколения. Или они, в сущности, понимали, что преуспевание в жизни связано, скорее, не с тем, помнишь ли ты все даты из учебника истории, и знаешь ли, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс – не муж и жена, а четыре совершенно разных человека, а Слава КПСС – вовсе не человек. И отличаешь ли ты катионы от анионов, а серную кислоту от сернистой и серноватой.  Ну помню я, что в щелочной среде фенолфталеин окрашивается и что? Не помню я, чтобы мне это хоть раз пригодилось. Может быть, родители, которые встроили это убеждение, сами хорошо понимали, что успех в жизни определяется, скорее, умением пробовать и ошибаться, умением разумно рисковать, умением строить и поддерживать отношения с окружающими, умением, при необходимости, обращаться за помощью и принимать помощь. То есть, всему тому, чему в школе не учат. Но очень уж приятно и почетно быть родителем отличника, которого хвалят на родительских собраниях. Очень удобно не просиживать вечера с сыном-балбесом, а небрежно спросить: «как дела? Три пятерки? Хорошо. Домашку сделал? Хорошо». И, главное, «не перехваливать, а то разбалуется». Когда я сам осознаю, сколько всяких таких программ-убеждений я встроил в головы собственных детей, мне становится, по настоящему, стыдно. Это очень полезно – поисследовать собственные убеждения на предмет «собственности».

 

Убеждения приводят нас к самым разным вещам. Как-то раз я, как коуч, работал с тридцатипяти летним донельзя усталым мужчиной. Мастером и преподавателем йоги и массажа. В прекрасной физической форме, я бы никогда не дал ему больше двадцати трех – двадцати четырех и был очень удивлен, узнав, что у него двое детей. Со Стэнфордовским Университеом за плечами. С приличным достатком, собственным домом, машиной… И с очень усталыми глазами. Мы поисследовали встроенные в него убеждения. Среди них нашлось и такое: «чтобы все было – надо пахать». Будешь вкалывать – все будет. Не будешь – ни чего не будет. Те, кто считает, что это хорошее убеждение, кивните. Кивайте, кивайте, в нем нет ничего плохого. По крайней мере, кроме усталых глаз, оно обеспечило своего обладателя достатком и семьей. Это убеждение отлично уживалось с другими убеждениями. Что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Что «за что недоплачено, то недоношено». И, самое главное, что «шальные деньги добра не приносят». То есть то, что пришло «само» или «слишком легко», брать нельзя. Потому что «как пришло, так и уйдет» и еще с собой что-нибудь захватит. Медленно, очень медленно мы пробирались сквозь его убеждения, рассматривая их со всех сторон, задавая одни и те же вопросы. Всегда ли это так? У всех ли это так? Не встречались ли в жизни примеру, пусть и не у меня, когда было по другому? И через пару часов убеждение дополнилось по: «Надо пахать. Чтобы все было, надо пахать. Но если тебе по темечку стукнул мешок с деньгами или еще какая удача… не надо отпрыгивать в сторону. В конце концов, Ему там, сверху, виднее кому давать. Не надо обижать Господа недоверием». Мы продолжали движение… и вдруг он пришел к выводу, что конечно надо пахать. Но когда переводишь дух и утираешь пот со лба, не худо бы оглянуться по сторонам. Оторвать на секунду взгляд от своей лопаты. Вдруг что-то «вкусное» летит совсем рядом и можно просто сделать шаг и поймать это. И сразу же после этого, немедленно, бегом к лопате и снова пахать, копать, корчевать и производить прочую полезную тяжелую работу. Не скоро мы наконец оказались с ним в его личном Музее Старых Убеждений. Теперь там, рядом многими другими убеждениями, висит теперь его старая лопата. Она отполирована до блеска, заточена и готова к работе. Под ней табличка. «Этой лопатой имярек вскопал…» Иногда, когда это действительно надо, лопата снимается с гвоздя. Старое умение «пахать» никуда не делось. Оно дополнилось многими новыми.
Это было сложное убеждение. Есть и попроще. Что важнее, достичь чего-то хорошего или избежать чего-то плохого. Это называется мотивация «К» или мотивация «От». Какая для бизнесмена правильная? Обе. Без мотивации «К» не создать ничего нового. А без мотивации «ОТ» фирма проживет до первого годового баланса или серьезного правонарушения. Хотя… уже написав это, я вдруг понял, что это мое убеждение, встроенное в меня правительством моей страны, которое я не могу подтвердить личным опытом. Более того, изучив больше тысячи организаций, я могу привести массу противоположных примеров. Но, в любом случае, худо, если ты застрял в одном из полюсов и считаешь   его единственно правильным. Или, к примеру, ориентируетесь ли вы на собственное мнение, на личные представления о том, что правильно ли неправильно, или на представления окружающих. Так называемая внутренняя и внешняя референция. Тем, кто считает, что настоящий бизнесмен должен быть исключительно «внутренне референтным», предлагаю подумать о том, всегда ли идея продукта, при разработке которой совершенно не принимают во внимание чужое мнение, например, мнение клиентов, будет успешной. А тем, кто считает, что настоящий бизнесмен должен быть исключительно чутким «внешне референтным», предлагаю представить себя, как такой человек будет отстаивать свое мнение. Таких пар, троек или, даже, шестерок известно больше пятидесяти и большая часть работы коуча состоит в том, чтобы помочь клиенту увидеть, что он намертво залип в одном из полюсов. У уж выбравшись из этого угла и увидев мир в его многообразии, человек сам найдет для себя свое наилучшее решение.

Впервые опубликовано в издании "Деловой Петербург"

 


 

Автор статьи: Олег ВайнбергБизнес-тренер Антон Демидов  

Бизнес-тренер, консультант, сертифицированный коуч.
Опыт руководства людьми более 20 лет. Имеет 18-летний опыт работы в бизнесе на самых разных уровнях: от линейного сотрудника до директора по инновациям и члена Совета директоров. Эксперт в сфере стратегического и ИТ-консалтинга.
Олег имеет достаточно широкое образование: от технического до психологического. Хорошо знаком с разнообразными подходами в организационной психологии. Владеет методами диагностики проблем в организации.
Преподаватель дистанционного образования. Специалист в области стратегических и фасилитируемых сессий. Автор книги «Организация через телескоп. Как узнать, что происходит на самом деле». Хорошо владеет английским языком. Подробнее.